Самое трудное – ждать, пока позовут…

На счету у молодой талантливой актрисы театра и кино Нелли Уваровой уже четыре новые роли, исполненные на сцене Российского академического молодежного театра. В их числе участие в новом спектакле Миндаугаса Карбаускиса «Ничья длится мгновение». Обо всех трудностях своей актерской профессии Нелли рассказала в своем интервью в «Новых известиях».

- Нелли, этот театральный сезон знаменателен небывалым количеством премьер в РАМТе. Вы всегда работаете в таком экстремальном режиме или для вас это стало неожиданностью? Как вам удается справляться с такими нагрузками?

- Половину сезона мы уже отработали, и конечно усталость уже начала сказываться на всех. Сейчас мы вынуждены работать каждый день без выходных, это тяжело. В этом сезоне у меня уже четвертая премьера, а за ней намечается работа с Занусси. Наш коллектив отправляется на гастроли в Польшу, и там за месяц мы должны будем подготовить спектакль. Я надеюсь, наша команда справится с поставленной задачей, хотя времени будет в обрез. Мы не будем отвлекаться на вечерние представления, у нас будут только наши репетиции. Такой метод полного погружения часто оказывается очень полезным. Помню, когда мы работали над спектаклем «Трех сестер» с Декланом Доннелланом, он увез нас в неизвестном направлении, там даже сотовые телефоны не работали. В результате мы бросили все свои силы на постановку пьесы – результат был потрясающий.

- Тем не менее, актрисы не любят перегрузок?

- Думаю, гораздо хуже затянувшийся период простоя, когда никто не торопится делать предложения, отсутствие ролей. А когда есть над, чем работать, это же прекрасно! Когда есть изобилие разных ролей, всевозможных спектаклей – это дает силы, вдохновляет на подвиги, будоражит кровь. В этом сезоне «Ничья длится мгновение» - мой четвертый спектакль. Все четыре раза мне приходилось работать у разных режиссеров, и с каждым нужно было сработаться, найти общий язык, довериться, наконец. Это все мелочи, но из них складывается сегодняшний результат. И когда ты этим результатом доволен, то начинаешь испытывать настоящее счастье и огромное удовлетворение от проделанной работы. Кроме того, знакомство с новыми талантливыми людьми – это всегда интересно и дает отличную возможность лучше узнать себя, поверить в свои силы. Новый режиссер приходит со своим материалом, и соответственно знает лучше всех, как его следует преподнести. Он разрабатывает свою концепцию отведенной мне роли, моя же задача – понять ее. Из всех этих нюансов и складывается профессия актера. Я очень довольна тем, что мне довелось играть в одном сезоне такие разнообразные роли, да еще у разных режиссеров. Я многому научилась за этот непростой период и смею надеяться, смогла подняться еще на одну ступеньку выше в профессиональном плане.

- Насколько мне известно, в связи с большим количеством премьер художественный руководитель вашего театра Алексей Бородин даже предложил актерам сократить свой отпуск на две недели и в добровольном порядке приступить к работе. И такие энтузиасты нашлись?

- Когда в театр вернулись те, кто был в отъезде (а я в то время была на очередных съемках) и увидели, что над одним интересным проектом («Молодые режиссеры – детям») уже вовсю кипит работа, не на шутку расстроились. Когда я узнала, что в театре собираются ставить мои любимые сказки Тоона Теллегена, попросила режиссера задействовать меня в спектакле. К счастью, оставалась еще никем не занятая роль и мне ее отдали. Актера же хлебом не корми, но дай играть. В этом вся наша жизнь. Даже при полной загруженности в театре я очень радуюсь, когда мне удается поработать еще над самостоятельными проектами. Еще не ясно, какая их ожидает участь, приживутся ли они в нашем театре, но хотелось бы надеяться.

- У вас бывает ощущение, что вот эта роль будто бы создана для вас?

- Иногда именно так и думаю. Когда мы с Дашей Семеновой впервые встретились с Миндаугсом Карбаускисом, он нас спросил, есть ли у нас предпочтения в ролях. Даша сразу ему ответила: «Я бы хотела озвучить роль, которую не хочу играть: это Эстер». Я удивленно уставилась на нее, ведь Эстер – ведущая роль в постановке, в нее влюблен главный герой пьесы. Однако и мне не хотелось ее играть, ибо такие лирические предсказуемые персонажи мне уже не интересны. Мы с ней переглянулись, и я в свою очередь решительно сказала режиссеру: «Мне бы тоже не хотелось ее играть». На что Карбаускис нам ответил: «Не переживайте, больше «Эстер» в нашем спектакле не будет!». В дальнейшем все происходило по обоюдному согласию – Даше захотелось играть Ину Лиман – она ее играла, а мне понравилась роль Рахиль. Кстати, режиссер спектакля «Под давлением» Егор Перегудов тоже предложил нам выбрать своих персонажей. И опять же у нас не возникло никаких разногласий – каждая получила ту роль, которую хотела. Жаль, что не всегда удается получить то, что хочешь (улыбается).

- Ермолова говорила, что она всегда чувствует своих героинь, видит их насквозь. А что вы чувствуете?

- Когда удается почувствовать свой персонаж, тогда и работа получается лучше. Как правило, это начинает происходить неожиданно, даже спонтанно. И тогда ты начинаешь по-настоящему вживаться в образ, входить в роль. Начинаешь двигаться, думать, чувствовать, как твой герой. Такое единение вымысла и реальности происходит нечасто, а жаль. Первый раз я вошла в образ в институте, когда мы готовили курсовые отрывки. И теперь это снова происходит (мы сейчас работаем над постановкой «Ничья длится мгновение») – я вдруг почувствовала непрерывность существования Рахили, ощутила свое полное слияние с ней.

- Есть ли роли, которые вы бы мечтали сыграть?

- Как-то не задумываюсь над этим. Хотя одно время очень хотела воплотиться в героиню в постановке «Кроткая» по роману Достоевского. Но недавно эту пьесу поставили в ТЮЗе, значит пока не судьба.

- Вы, выпускница ВГИКа, закончив учебу, сразу пошли работать в РАМТ. Кроме того, вы постоянно участвуете в киносъемках, вас стали узнавать благодаря молодежному сериалу «Не родись красивой». Однако вы всегда всем говорили, что ваша жизнь – это театр, а вовсе не кино.

- Когда я приехала в Москву поступать, я думала только о театре, я им буквально грезила. В то время я даже не знала, сколько в столице театральных институтов, и где они находятся. Я купила себе справочник ВУЗов Москвы и стала внимательно изучать. Я аккуратно отмечала все заведения, где было актерское отделение. Я решила поступать сразу в несколько. В Щепкинском училище кому-то не понравился мой грузинский акцент, и я быстро срезалась. Потом отсеялось Щукинское и МХАТ. В ГИТИСе П. Фоменко и Алексей Владимирович Бородин как раз набирали курс, однако туда мне тоже была не судьба попасть. В итоге я поступила во ВГИК, где набирал желающих учиться актерскому мастерству Георгий Георгиевич Тараторкин. Для меня было большим счастьем попасть к нему, я его всегда считала великим мастером своего дела и великим учителем. Новоиспеченным студентам запрещалось участвовать в каких-либо киносъемках, дабы не отвлекаться от учебного процесса. Соблазны, конечно, были, но вообще я считаю такой порядок правильным.

На правах рекламы:

remklimat.ru расчёт системы промышленной вентиляции